?

Log in

No account? Create an account

Телевизионные сериалы все сильнее наступают на пятки широкоэкранному кино. И драматургией, и закрученностью сюжета, и актёрской игрой они уже ничем ему не уступают. И если раньше роль в сериале была первым шагом к успеху, то  теперь процесс пошёл в обратную сторону, и в фильмах, которые раньше презрительно называли «мылом» и «мыльной оперой» не считают зазорным сниматься звёзды первой величины. И среди голливудских знаменитостей остается всё меньше тех, кто не засветился бы в том или ином многосерийном фильме. Не обошла эта тенденция даже лауреатов премии «Оскар», которых лично мне почему-то было трудно представить в проекте канала HBO – сериале «Большая маленькая ложь», снятом по роману австралийской писательницы Лианы Мориарти. И все же это случилось: две оскаровские лауреатки Николь Кидман и Риз Уизерспун, а за компанию с ними Шейлин Вудли и Зои Кравец разыграли поистине шекспировские страсти отчаянных домохозяек в истории о домашнем насилии, о тщетно скрываемых травмах прошлого, об обманах, интригах, ненависти, любви и настоящей женской дружбе, в которую отказываются верить наивные мужчины. И в этом-то заключается их главная ошибка.
Вообще в сюжетном отношении «Большая маленькая ложь» с ее историей о том, как необходимость противостоять мужской жестокости может сплотить, казалось, самых непримиримых врагов, в чем-то перекликается с нашумевшей недавно «Девушкой в поезде», но даёт ей сто очков вперёд, причём и книге, и фильму. Он выгодно отличается и глубоким психологическим анализом поступков героев, и идеей о том, как домашнее насилие ломает жизнь не только жены супруга-садиста, но и его детей, а также их друзей и, в итоге, переворачивает с ног на голову жизнь нескольких жителей благополучного с виду Монтерея, куда успешные семьи перебираются в поисках дешевого и качественного образования для своих детей.
Лично у меня наибольшие сомнения в роли матери-одиночки с темным прошлым вызывала Шейлиин Вудли, которой запомнилась преимущественно игрой в подростковых «Дивергентах» и в подростковых же драмах типа «Виноваты звезды». Однако она смотрелась ничуть не хуже своих более опытных коллег, одним взглядом передавая душевный надлом своей героини, пытающейся совладать с призраками прошлого и защитить от них своего сына.
Про игру Зои Кравец ничего сказать не могу, пожалуй, ей лучше всего удавалось сексуально петь и танцевать. Впрочем, возможно, ничего иного от ее героини и не требовалось. О том, как блестяще справились со своими ролями Риз Уизерспун и Николь Кидман говорить излишне. Дуэт последней и Александра Скарсгарда просто вызывал мурашки по коже. И роскошный красавец Скарсгард в роли мужа-тирана вызывает здесь гораздо больше ужаса, чем в образе смертоносного вампира Эрика Нортмана из «Настоящей крови». Каждое его появление на экране заставляет вздрагивать и внутренне сжиматься вместе с героиней Кидман, ожидающей от супруга очередной внезапной вспышки гнева.
В общем, в этом фильме блестяще подобрана каждая деталь. Распутывая клубок преступления с конца, когда зритель узнает, что во время школьного благотворительного бала было совершено убийство, но не знает имени жертвы, режиссер умудряется с каждой серией всё сильнее нагнетать напряжение, и закольцовывает сюжет всё тем же балом, расставляя, наконец, все точки над «i». Причем выстроено это настолько грамотно, что каждая деталь интерьера, каждое случайно оброненное слово оказываются вдруг тщательно подобранными элементами пазла, складывающимися в стройную картину.
 Так же тщательно подошел Валле (между прочим, являющийся режиссером «Дикой» и «Далласского клуба покупателей») к подбору музыкального сопровождения и выбору пейзажей. И постоянно присутствующий на экране океан, на берегу которого живут герои сериала, является не просто красивым фоном, но и одним из действующим лиц. Именно через него раскрывается характер каждой из героинь, именно шум его волн уравновешивает накал страстей, бушующих в жизни героев за респектабельными фасадами дорогих домов.
В общем, это фильм, который не стоит пропускать, и по окончании которого возникает сожаление не о потраченном времени, а о расставании с персонажами.
Оригинал взят у bjorn_varulv в Птицам-инвалидам нужна ваша помощь
Нам катастрофически не хватает средств на питание и лечение наших питомцев. Прошу прощения у постоянных читателей моего блога за повторение информации, но ситуация такова, что без пожертвований мы не справимся никак.



Птицы, живущие в нашем приюте, на волю выпущены быть уже не могут. Большинство - инвалиды, поступившие к нам с различными тяжёлыми увечиями, зачастую в критическом состоянии. Сбитые машинами, подстреленные, пойманные в капканы и ловушки, умирающие от истощения, слепые, безногие и бескрылые, парализованные после отравления ядохимикатами. Почти все они пострадали от людей. Есть и совята-выкормыши, с которыми поигрались и выбросили: двое больных и замученных до полусмерти совят были найдены в мусорных контейнерах. Некоторые из наших питомцев были приговорены в ветклиниках к "гуманному усыплению" и вопреки приговору радуются жизни, кое-кто уже второй десяток лет.
Ещё немного текста и 12 фото...Collapse )

[reposted post] Смирнов в карцере

Некоторое время назад мне пришло письмо от одного человека.
В приложении были файлы с отсканированными рукописными листками от Алексея из подвалов СИЗО ДНР. Письмо предназначалось узкому кругу людей, среди которых, к моему удивлению, оказалась и я.
Алексей Смирнов - лидер батальона Ангел, который с первых дней войны оказывал помощь мирным людям приграничных районов. Батальоном были вывезены тысячи людей из под обстрелов и спасено десятки, если не сотни, от смерти.
16 сентября этого года его и друзей арестовали и посадили на подвал МГБ.
Выпустили всех, кроме него. Прямо сейчас, он находится в карцере Донецкого СИЗО №5, и его друзья говорят, что на нем нет живого места и все боятся за его жизнь.

письмо ЛешиCollapse )
Оригинал взят у homaaxel в Волшебные коты Джеффа Хейни
Джефф Хейни (Jeff Haynie) - американский художник, писатель и преподаватель. Живет на северном побережье Тихого океана. По основной профессии - иллюстратор, арт-директор и гейм-дизайнер. Известен как создатель котов для игры "Mystery Case Files". Его работы были использованы такими компаниями, как Disney, Pixar, Warner Brothers, DreamWorks, EA Games, Blizzard/Activision, Big Fish Games, American Airlines, Texas Instruments, Pepsi-cola, Frito-lay и Bic pens.

Большую часть времени Джефф проводит за рисованием причудливых котов, а помогают ему в этом его собственные коты. Его работы выполнены в стиле ар-нуво и классическом реализме.

В этом году Джефф со своими работами участвует в двух выставках в Лос-Анджелесе: на кошачьем конвенте и на кошачьей арт-выставке.

Steam punk CAT NECKLACE Steampunk Cat pendant // by JeffHaynieArt:


Facebook - https://www.facebook.com/Jeff-Haynie-Art-489761724516624/
Etsy - https://www.etsy.com/shop/JeffHaynieArt
Сайт - http://www.jeffhaynie.com/
Еще более 20 работ...Collapse )

Отдых в Крыму

Оригинал взят у littlehirosima в Отдых в Крыму

Сегодня наткнулась на плевки в сторону Крыма от человека, посетившего его.
"Билеты дорогие, транспорт ужасный. Да, природа, да горы, море. Но инфраструктура! В следующем году только в Турцию!"
Меня задело за живое, до сих пор не могу оклематься.
Дорогие мои, вы еще не поняли? Крым - это не Турция, не Испания.
Крым - это Крым. И он хорош пока он Крым, а не что-то другое.
Если вам захотелось жрако-отдыха, где ваше тело носят, езжайте туда, где все под это заточено.
Крым - это совершенно про другое.
Крым великолепен тем, что он дик. И он будет хорош, пока он будет таким.
Умоляю, не мечтайте его закатать в асфальт!
Не надо высоких новостроек, тысячий шаурм и однотипных отелей.
Пусть он останется с этим щемящим ощущением свободы.
Ласпи, мыс Ая, Фиолент, Переулки Симеиза и Гурзуфа. Он невероятно разный - там есть всё. Он разный, но дикий! И хорош, пока такой!
А теперь по пунктам:

Вид с Медведь горы на Артек, Гурзуф и на заднем плане Ялту

Read more...Collapse )


Летом 1977 года Нью-Йорк находился во власти двух убийц: невыносимой жары и маньяка, называющего себя Сыном Сэма. Они словно соревновались в количестве жертв, и когда вечерами стихал зной, и жители бедных кварталов спешили вдохнуть остывающий воздух грязных, пыльных улиц, на сцену выходил человек с пистолетом, возомнивший себя карающей рукой Вельзевула. Днем он бился головой о стену, умоляя замолчать древнего демона, являющегося ему в обличии соседского пса, а ночами расстреливал в упор случайных прохожих и припозднившиеся влюбленные парочки в припаркованных автомобилях. Так плавящийся от зноя город начал погружаться в пасть безумия, порожденного животным страхом смерти. А заголовки газет, возвещающие о возвращении «убийцы 44-го калибра», и кадры репортажей новостей с матерью одной из жертв, смывающей с тротуара мозги дочери, сумели нагнать ужас даже на публику городских окраин, обычно безразличную ко всему происходящему за пределами ее уютного мирка.

Однако люди, как тараканы, приспосабливаются ко всему. И жизнь в итальянской части Бронкса продолжала идти своим чередом: пока женщины работали, мужчины проводили время за праздной болтовней и уничтожением стратегических запасов пива и пиццы. Винни, душа местного общества, рыскал по кварталу в поисках орально-анальных удовольствий, которые не решался получить от своей законной жены, а его друг Ричи вернулся из Манхеттена, поразив местное население прикидом панка и британским акцентом. И, кажется, если бы не полиция, неосмотрительно попросившая местных боссов мафии о помощи и тем самым в их глазах расписавшаяся в собственном бессилии, ничего бы не смогло встревожить мерное течение жизни доморощенных охотников на ведьм. Благо что гордым потомкам сицилийских мафиози достаточно простого подозрения в виновности, чтобы закатать предполагаемого убийцу в асфальт или утопить в Гудзоне.

Впрочем, и Спайка Ли интересует отнюдь не процесс расследования. Для выросшего в соседнем Бруклине режиссера не важен ни убийца, ни те, кто на него охотятся по долгу службы. Гораздо больший интерес для него представляет жизнь традиционного общества в сферическом вакууме. То, как судорожно оно начинает цепляться за свои консервативные ценности, почуяв угрозу собственной жизни. Как видит преступника в каждом, посмевшем покуситься на неприкосновенность прежних устоев. Так же, как в Средние века сжигали ведьм во время эпидемии чумы, которую считали происками дьявола и Божьей карой за грехи человечества, поборники традиционных ценностей из Южного Бронкса в конце двадцатого века готовы принести в жертву Ричи, чья вина заключается исключительно в его инаковости. В том, что позволяет себе слушать другую музыку, носить ирокез, сниматься в порно и встречаться с девушкой, которую весь район считает вавилонской блудницей, или попросту шлюхой.

Спайк Ли предельно жесток в изображении людей и не питает иллюзий в их отношении. Население части большого города изображено им не менее дремучим, чем жители какой-нибудь глухой деревни в окрестностях Аляски. Они словно не замечают жизни, проносящейся совсем рядом в ритме громыхающих семидесятых, атмосферу которых режиссер воссоздает с искренней любовью. Да, детка! Вот ради чего на самом деле мистер Ли затеял головокружительное путешествие в стиле диско по Нью-Йорку эпохи сексуальной революции и по местам боевой славы ее верных сынов: клубу «CBJB» – мекке зарождавшегося панка, «Студии 54» - точке притяжения самых модных фриков и первому свингер-клубу «Plato's Retreat» – месту самых разнузданных кокаиновых оргий. По тому Нью-Йорку, где творил Энди Уорхолл, где ночи всегда были в стиле буги, где девиз «секс – наркотики – рок-н-ролл» был констатацией факта, а не поводом для ностальгических вздохов вчерашних бунтарей и вчерашних певцов.

Он и в рассказчики выбрал свидетеля реальных событий - журналиста Джимми Бреслина, того самого, кому было адресовано первое послание Сына Сэма с обещанием продолжать убивать. Бреслина, который так же, как и сам Ли, любит и одновременно ненавидит Нью-Йорк и знает восемь миллионов историй о городе, где летом 1977 года прославились двое убийц: жара и маньяк Дэвид Берковиц, известный также как Сын Сэма.

Подробнее на КиноПоиск.Ru



Наконец, на экраны вышел «Багровый пик» Гильермо дель Торо, фильм, который, по слухам, напугал самого Стивена Кинга. Но то ли король ужасов постарел и стал более впечатлительным, то ли промоутеры что-то приврали, однако назвать эту картину одной из самых страшных за последнее время язык не поворачивается. По крайней мере, в кинотеатре испуганно взвизгнули лишь пару раз во время появления призраков. И то преимущественно из-за их внешнего вида: в «Багровом пике» они, вопреки законам жанра, являются героине не в том виде, в каком отправились на тот свет, а представляют собой гниющие трупы с непропорционально длинными пальцами и свисающей с костей плотью. Однако после пары эпизодов к ним быстро привыкаешь, и они уже не вызывают сильных эмоций.

Впрочем, это совсем не означает, что фильм плох. Дель Торо, как никто другой, хорош в нагнетании саспенса. Недаром ведь по сети ходит шутка, что самым страшным является чихнуть в пустом доме и услышать в ответ «Будь здоров». Так вот, режиссеру это явно известно. Поэтому с самых первых кадров в зрителе пытаются пробудить детские иррациональные страхи монстра под кроватью: смерть матери от черной холеры, черный лакированный гроб, судорожное подергивание ручки невидимым посетителем, скрип внезапно открывшейся двери в пустом доме, тревожная музыка – все вместе создают такое напряжение, что любой невинный предмет, возникающий в кадре, кажется потенциальным орудием убийства.

Впрочем, сюжет также недвусмысленно намекает на приближение драмы. Зловещая пара аристократов – брат и сестра Шарп – прибывают в Бостон из Великобритании. И в то время, пока инфернальная сестрица, в которой довольно сложно узнать всегда лучезарную Джессику Честейн, услаждает слух американских нуворишей мрачными фортепианными пьесами, ее брат соблазняет дочь местного богача Эдит, романтичную особу, сочиняющую на досуге романы о привидениях и мечтающую о литературных лаврах Мэри Шелли. Разумеется, любящий отец будет против этой связи и, став препятствием на пути охотников за наследством, поплатится за это жизнью. И вот, когда юная Эдит, сыгранная Мией Васиковска, отчаянно напоминающей себя же в роли Джейн Эйр, полетит на огонек страсти, подобно глупому мотыльку, начнется развитие той самой страшной истории.

При этом дель Торо совсем не пытается запутать зрителя. Он повсюду расставляет маячки, указывая на то, кто же является главным злодеем. Вот загорелся зловещим светом кроваво-красный камень в кольце Люсиль Шарп и красной же кровью показалась глина, привезенная в Америку из родового поместья Шарпов; вот похожий в своих черных очках на зловещие насекомое Томас Шарп обсуждает с сестрой схему соблазнения невинной Эдит в эпизоде, следующем за жутковатыми кадрами поедания еще живой бабочки десятками муравьев. И этот мотив насекомых, пожирающих друг друга, будет повторяться на протяжении всего фильма. Недаром халат Эдит так напоминает крылья бабочки, в то время как Люсиль, бродящая со связкой ключей на поясе по огромному, опутанному паутиной лестниц дому, похожа на огромную черную паучиху.

Но дель Торо создает атмосферу дискомфорта не только зрительными, но и звуковыми образами. В ход идет и пробирающая до костей музыка Фернандо Веласкеса, и большие черные мотыльки, являющиеся в некоторых религиях символом души покойного. Они кружат там, где появляются призраки, вызывая неприятный холодок шелестом сухих дрожащих крыльев; а порывы ветра на улице или шум воды оборачиваются стонами ветхих стен или завываниями в ржавых трубах.

Символичен и образ разрушающегося дома Шарпов – старинного родового поместья, похожего на логово то ли Синей Бороды, то ли заколдованного принца из «Красавицы и чудовища». Здание с запретными комнатами и прогнившей крышей, отданное на растерзание дождям и ветрам, медленно погружается в красную, словно пропитанную кровью невинных жертв, глиняную почву, под грузом хранимых им мрачных тайн. При этом, несмотря на весь мистический антураж, фильм внезапно оборачивается психологическим триллером, что, однако, не мешает дель Торо использовать такой затертый до дыр штамп классического ужастика, как глупое поведение персонажей, принимающих пищу из рук отравителей и отправляющихся на встречу с потенциальными убийцами в одиночку и без оружия.

В то же время в одном режиссер остается оригинален – в своем излюбленном способе убийства, успешно примененном им еще в «Лабиринте Фавна» - контрольным в голову. Неважно, чем будет нанесена травма: раковиной, тесаком, лопатой, ножом... Сколько бы увечий ни было нанесено персонажу, он, словно зомби, не умрет, пока ему не проломят череп. Психиатры смогли бы, видимо, усмотреть здесь последствия какой-то психологической травмы в прошлом режиссера, нам же остается лишь констатировать факт странного пристрастия дель Торо к разбиванию голов и уродованию лиц. И кто знает, не этим ли фактом был напуган маэстро Стивен Кинг. Хотя кому, как не ему, знать, что все имеют право на свои маленькие слабости. Особенно, когда дело касается мастеров по нагнетанию атмосферы ужаса.

8 из 10

Подробнее на КиноПоиск.Ru



Сейчас в это сложно поверить, но в далекие восьмидесятые показ детского кинофильма по телевизору был настоящим праздником. Дети ждали его и делили свои выходные на до и после передачи «В гостях у сказки», когда должен был состояться плановый полет фантазии, подкрепленный визуальными образами с голубого экрана. В то время на советском телевидении царили произведения А. Птушко, А. Роу и других отечественных режиссеров, периодически разбавляемые кинопродукцией дружественных соцстран. Наряду с ними на наши экраны попал и плод интернационального сотрудничества немецких и американских кинематографистов — фильм-сказка «Бесконечная история» по роману Микаэля Энде. И хотя автор оказался недоволен экранизацией и открестился от своей причастности к сюжету, нельзя отрицать, что, несмотря на сильное упрощение исходного материала, создатели фильма, не только перенесли на экран основные сюжетные линии, но и сумели передать дух книги (точнее, ее первой части), по которой снят фильм.

«Бесконечная история» не была похожа ни на одну из сказок того времени, именно поэтому она так запомнилась и полюбилась тем, кому посчастливилось увидеть ее в детстве. В картине используется прием истории в истории, создающий эффект сопричастности к происходящему. А кому в детстве, а иногда и в более зрелом возрасте не хотелось оказаться участником событий, описанных в любимой книге, пусть даже изобилующей мрачными, а порой трагическими эпизодами?

Именно это происходит с десятилетним Бастианом — трусоватым, неуклюжим мальчиком, воспитываемым после смерти матери холодным и безразличным отцом. Над ним издеваются одноклассники, учителя жалуются на его рассеянность и средние способности, и он бежит от реальности в мир книг, одной из которых оказывается «Бесконечная история», чья обложка украшена двумя бронзовыми змеями, кусающими друг друга за хвост. Данный символ был выбран Энде не случайно — во многих индоевропейских культурах он служил олицетворением бесконечности. В романе Энде эти две змеи стали также символом взаимного дополнения: реальности, которая является полноценной, только будучи скрашенной надеждой и фантазией; и вымысла, который становится живым и объемным лишь в тесной связи с реальной жизнью. Создатели фильма посчитали эту идею слишком сложной для детского понимания, и предпочли ее проигнорировать, однако в финале герои, а с ними и зрители самостоятельно приходят к осознанию этой истины.

История, рассказанная в волшебной книге, описывает несчастье, постигшее страну Фантазию — она исчезает и рушится на глазах, и никто не знает, как остановить ее гибель. Но происходит это не по вине сил зла. Фантазию разрушает Ничто, предстающее как безликая, бесформенная сущность, состоящая из туч и воздушных вихрей и рожденная из людских страхов и отчаяния. Потому положительные и отрицательные персонажи истории оказываются в одинаково бедственном положении — в случае исчезновения Фантазии им всем грозит неминуемая гибель. И создатели картины не скупятся на изображение трагических смертей: сцены тонущего в трясине коня или скорбящего по погибшим друзьям великана способны тронуть сердце не только ребенка, но и взрослого.

Спасителем государства выбирают юного охотника, ловкого и отважного Атрейо, воплощающего в книге альтер-эго Бастиана. Именно путешествие Атрейо по просторам Фантазии в поисках средства спасения страны и ее королевы становится для Бастиана способом преодоления собственных страхов и боли. Сострадая охотнику, потерявшему на болотах печали коня, единственное близкое существо, Бастиан будто бы вновь переживает смерть своей матери. И в этом контексте Ничто является олицетворением той эмоциональной опустошенности, которая остается после утраты близкого человека. Так же как ритуал спасения Фантазии, заключающийся в переименовании королевы волшебной страны, являющейся одновременно матерью и защитницей своих подданных, оказывается волшебным психотерапевтическим приемом — ведь давая ей имя своей покойной матери, Бастиан впервые за долгое время решается произнести его вслух.

И все же, несмотря на всю психологическую подоплеку, в первую очередь «Бесконечная история» остается необычайно красивой сказкой для детей. И несмотря на отсутствие цифровых технологий, а, может, именно благодаря ему, населяющие страну сказочные персонажи выглядят удивительно реалистично, ведь все они создавались в натуральную величину на основе сложнейших механизмов, способных передать их мимику и движения. И даже по прошествии многих лет одно упоминание об этом фильме рождает в памяти образы мудрых сфинксов, гигантской черепахи, забавных эльфов, и добрейших великанов и драконов. Недаром в Баварском музее кинематографии дети до сих пор спешат обнять куклу дракона удачи Фалькора — добродушного пушистого существа с выразительной собачьей мордой, ставшего символом этой истории о бесконечности человеческой фантазии и всепобеждающей силе веры в чудеса.

Рецензия на Кинопоиске на фильм «Бесконечная история (1984)»


В начале восьмидесятых, когда старый мир скрипел по швам, но об этом еще никто не догадывался, США и СССР, две вечно враждующих империи, на полных парах неслись к горячей стадии Холодной войны. Хрупким барьером между коммунистической и капиталистической идеологией стала граница Западной и Восточной Германии. Но конфликт интересов пролегал не только по линии государственных границ, он разделял друзей и разрушал семьи, оставляя когда-то близких людей по разные стороны пропасти идеологических противоречий.

Сериал «Германия 83», одно из последних детищ немецкого телевидения, хоть и рассказывает о событиях более чем тридцатилетней давности, однако они словно списаны с сегодняшних выпусков новостей. Именно к 1983 году возмущение Соединенных Штатов вводом советских войск в Афганистан достигло своего предела и стало поводом к развертыванию ядерного арсенала и проведению учений НАТО на территории ФРГ, под самым носом у правительств стран Восточного Блока. И теперь вопрос о том, кто кого, заключался лишь в скорости нажатия на красную кнопку ядерного чемоданчика, к которому алчно тянули руки главы спецслужб по разные стороны Берлинской стены. Ведь это в шпионских фильмах ядерными атаками и уничтожением планеты грозят патологические злодеи и прочие террористы, а в реальном мире хрупкое равновесие висит на тонкой ниточке, которую держат в руках прекрасные с виду люди, правители ядерных держав, мерящиеся достоинствами своих ракетно-зенитных комплексов.

И, как это обычно бывает в кино, судьба всего мира оказывается в руках одного человека — двадцатичетырехлетнего служащего пограничной службы Мартина Роха, которому по решению Штази предстоит перевоплотиться в адъютанта генерала бундесвера и поставлять свежую информацию из гнезда мирового империализма прямо к столу ГДРовских товарищей. Впрочем, на этом сходство с классическими шпионскими фильмами заканчивается, и Мартину, а вместе с ним и зрителям, предстоит узнать, что шпион — это не тот, кто ездит на крутых тачках, спит с моделями, замешивает мартини с водкой и вырубает противника щелчком пальца. Сначала впервые попавший на Запад салага справляется с шоком от песен Roxette в супермаркетах и от полок магазинов, ломящихся от жевательной резинки, ароматного кофе и мармеладок Haribo. Затем он привыкает к американским джинсам, бургерам из фастфуда и прочим прелестям западной жизни, попутно постигая ремесло спецагента, а уже неделю спустя вспотевшими от страха руками вскрывает сейф в кабинете министра другого государства. Он внезапно осознает, что шпион — это тот, кто целует красивую девушку, а несколько часов спустя закапывает в лесу ее труп. Это тот, кто становится невольным соучастником террористических актов, выгодных людям в овальных, квадратных и прямоугольных кабинетах; тот, кто месяцами не видит родных, чтобы потом искупить все тяготы профессии одним моментом триумфа, о котором он никому не сможет рассказать.

Авторы фильма не дают оценок происходящему, не ищут правых и виноватых, да это и невозможно сделать, не обидев хоть одну из сторон: слишком живы по сей день воспоминания о жизни за Стеной в стране, жители которой всё ещё делят себя на весси и осси («западников» и «восточников»), слишком противоречивы мнения современных немцев о коммунистическом прошлом ГДР. Потому в сериале демонизируется не какая-либо из политических систем, а люди, готовые в погоне за мировой славой превратить Европу в выжженную пустыню, объясняя это потребностями национальной безопасности. Впрочем, слово «демонизируется» слишком эмоционально для этого суховатого и по-немецки сдержанного фильма, герои которого, переживая глубокие личные драмы, держат марку и сохраняют хорошую мину, даже если всё вокруг летит под откос.

О немецком происхождении сериала говорит и педантичность в воссоздании атмосферы ранних 80-х, воплощаемой не только в одежде героев, обстановке квартир, автомобилях и репортажах новостей по ТВ, но и в тщательно подобранном саундтреке из песен Tears for Fears, Billy Idol, Udo Lindenberg, Grace Jones, Fischer Z и десятков других исполнителей, чьи хиты гремели в одну из самых отвязных музыкальных эпох. Немало способствует созданию духа времени и картинка, легкой зернистостью и пастельной цветовой гаммой напоминающая произведения киностудии ДЕФА.

При этом интересен тот факт, что первыми зрителями сериала стали именно американцы, в то время как до немецких экранов «Германия 83» доберется лишь осенью. Словно таким образом создатели фильма хотели донести до «Большого Брата» мысль о необходимости большей сдержанности в обращении с ядерными игрушками, вроде системы ПРО, снова возводимой у границ России в попытке понервировать восточного соседа, но еще сильнее пугающей маленькую Европу, едва успевшую воспрянуть после череды бесконечных войн прошлого века и вновь оказавшуюся в точке столкновения чужих интересов. Европу, которая хотела бы просто мирно жить, однако постоянно пребывающую пешкой в чужой игре.

Рецензия на Кинопоиске на сериал «Германия 83 (2015)»


Новое творение Гая Ричи еще на допрокатном этапе вызывало интерес зрителей и критиков. Во-первых, тем, что его появлению предшествовал долгий период молчания автора «Большого куша»; во-вторых, тем, что, многим было любопытно увидеть, что же сможет сделать Ричи с сюжетом, легшим в основу одноименного сериала с более чем ста сериями; а в третьих, тем, что режиссер выбрал темой своей картины совместную работу спецслужб СССР и США периода «Холодной войны» - исторического этапа, к которому наши страны и сейчас движутся семимильными шагами. И вот теперь, после того, как зрители по обе стороны океана, затаив дыхание, приникли к экранам, чтобы посмотреть, что там наснимал «этот англичанин», можно с уверенностью сказать, что мистер Ричи поступил как истинный джентльмен. Сохранив нейтралитет, подыграв и нашим и вашим, и при этом не забыв про родной Туманный Альбион, он не только снял резвый шпионский боевик, героям которого не чуждо ничто человеческое (подумать только - у них при падении течет кровь!), но и сумел привнести в него свой фирменный юмор, отличный музыкальный вкус, а местами даже попугать картинками из жуткого военного прошлого.

Особенно удался кастинг актеров. Взяв на роль агента КГБ Ильи Курякина двухметрового Арми Хаммера, потомка русских эмигрантов и американских миллиардеров, Ричи польстил всему мужскому населению России. Ведь даже когда такого красавца с приступами едва контролируемой ярости называет ломовой лошадью кичащийся своим высоким происхождением немец с внешностью маньяка, это вызывает лишь усмешку, а также сочувствие персонажу, нервно сжимающему и разжимающему кулаки в мечтах размазать нос обидчика по лицу. Идеально влились в компанию шпионов рафинированный Генри Кавилл, отрабатывающий в ЦРУ трудовую повинность за свое преступное прошлое, и необыкновенно востребованная в последнее время Алисия Викандер, которой чрезвычайно идут наряды и прически вновь возвращающихся в моду шестидесятых.

Все вместе они создают команду, которой хочется сопереживать не только на профессиональном, но и на любовном фронте, ведь появление юной красавицы в компании двух привлекательных мужчин неизбежно влечет за собой определенное сексуальное напряжение. А если всё это происходит на фоне роскошных пейзажей Рима и пригородов или в интерьерах бутиков Западного Берлина, то зрителю гарантировано еще и эстетическое удовольствие. И это не говоря уже о любовно воссозданной режиссером ретро-атмосфере с чудо-автомобилями, секретными лабораториями и роковыми женщинами, которыми не побрезговал бы сам агент 007.

Финал картины оставляет всем сочувствующим надежду на продолжение истории, а всем остальным остается уповать, что холодные и горячие войны, строительство бомбоубежищ, призванных защитить в случае ядерной войны, и прочие плоды пропаганды, направленной на охоту на ведьм, останутся в прошлом. Ведь Америка и Россия сильны взаимным сотрудничеством, а не враждой. Доказано Гаем Ричи и агентами А. Н. К. Л.

10 из 10

Подробнее на КиноПоиск.Ru



Tags:

Profile

magician_cat
magician_cat

Latest Month

April 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner